ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО НАДЗОРУ В СФЕРЕ ЗАЩИТЫ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ И БЛАГОПОЛУЧИЯ ЧЕЛОВЕКА


О правовом статусе "коллекторского бизнеса"


01.02.2016 г.

Роспотребнадзор на протяжении длительного времени неоднократно обращал внимание на противоправный, а фактически – незаконный характер сложившейся практики внесудебного взыскания денежных средств в счет неисполненного обязательства с граждан-потребителей разного рода лицами, изначально не являющимися их кредиторами.

Эти лица не состоят в обязательственных правоотношениях с потребителями, и по этой причине не являются непосредственными субъектами отношений, регулируемых нормами законодательства о защите прав потребителей.

Как правило, в качестве таких лиц в большинстве случаев выступают различные коммерческие организации, декларирующие осуществление ими так называемой коллекторской деятельности, экономическое и правовое содержание которой в настоящее время должным образом никак не определено.

Несмотря на это, представители коллекторского бизнеса все активнее проникают в различные сегменты потребительского рынка, при этом в наибольшей степени их присутствие ощущается в сфере потребительского кредитования граждан.

Согласно правовой позиции, которой последовательно придерживается Роспотребнадзор, передача банком права требования долга с заемщика различным небанковским организациям (тем более при наличии спора о наличии долга как такового) не основана на нормах права.

В соответствии с положениями ст. 388 Гражданского кодекса Российской Федерации уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору. При этом не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

Тем временем, в рамках кредитного договора с банком, правосубъектность которого изначально достаточно жестко регламентирована законодательством о банках и банковской деятельности, личность кредитора, имеющая статус коммерческой организации в качестве именно банка, имеет для заемщика существенное значение на всем протяжении соответствующих правоотношений.

Так называемые коллекторские агентства, не будучи субъектами банковской деятельности, ни при каких обстоятельствах в данном случае не могут заменить банк в качестве нового кредитора, равнозначного кредитной организации по объему прав и обязанностей, поскольку по смыслу ст. 384 ГК РФ право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. Такого рода требование при его безусловном соблюдении не должно и не может, по мнению Роспотребнадзора, принципиально менять природу правоотношений между первоначальным кредитором и должником, так как в силу положений п. 2 ст. 308 ГК РФ «если каждая из сторон по договору несет обязанность в пользу другой стороны, она считается должником другой стороны в том, что обязана сделать в ее пользу, и одновременно ее кредитором в том, что имеет право от нее требовать».

Кроме того, по общему правилу, регламентированному положениями п. 2 ст. 385 ГК РФ «кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать ему документы, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования».

Между тем, банк обязан гарантировать «тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов» (ст. 26 «Банковская тайна» Федерального закона от 2 декабря 1990 года № 395-1 «О банках и банковской деятельности»), что делает невозможным соответствующую уступку права требования по возникшим обязательствам коллектору без нарушения положений названного закона, тем более что связанная с этим перемена лица в обязательстве (если она состоялась) не будет позволять должнику реализовать свое право на выдвижение возражений против требований нового кредитора (не являющегося исполнителем финансовой услуги и не обладающего специальной правоспособностью кредитной организации), которые он имел (мог иметь) против первоначального кредитора - банка (ст. 386 ГК РФ).

Более того, в данном случае кредитная организация в первую очередь допускает нарушение п. 1 ст. 857 ГК РФ, согласно которому «банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте», а также норму п. 2 этой же статьи, в которой исчерпывающе разрешен вопрос о всех возможных получателях сведений, составляющих банковскую тайну, - ими могут быть только сами клиенты или их представители, а в случаях и в порядке, которые предусмотрены законом, - бюро кредитных историй, государственные органы и их должностные лица.

По данным экспертов, в 2015-2016 годах объем переданных кредитными организациями коллекторам розничной просроченной задолженности останется на уровне 2014 года и составит более 400 миллиардов рублей.

Учитывая высокий уровень потребительской задолженности, а также активное использование недобросовестных практик со стороны коллекторов к заемщикам, Роспотребнадзор выступает против попыток узаконить «коллекторский бизнес». При этом Роспотребнадзор выражает готовность поддержать те законодательные инициативы, которые способны привести к реальному созданию правовых основ для цивилизованного функционирования института внесудебного взыскания просроченной задолженности, полностью исключающего осуществление деятельности «исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом)», что не допускается в силу положений статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации. 






Главная | Cписок новостей