ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО НАДЗОРУ В СФЕРЕ ЗАЩИТЫ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ И БЛАГОПОЛУЧИЯ ЧЕЛОВЕКА

Защита прав потребителей


Развитие финансового образования

Размещен: 15.05.2013 г.


О заключении Комитета Государственной думы по финансовому рынку от 13 мая 2013 г. № 41/3 на проект федерального закона № 249469‑6


О заключении Комитета Государственной думы по финансовому рынку от 13 мая 2013 г. № 41/3 на проект федерального закона № 249469‑6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в связи с передачей Центральному банку Российской Федерации полномочий по регулированию, контролю и надзору в сфере финансовых рынков)»

Согласно информации, размещенной на сайте Государственной думы Российской Федерации, на 17 мая 2013 года запланировано рассмотрение проекта федерального закона № 249469‑6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в связи с передачей Центральному банку Российской Федерации полномочий по регулированию, контролю и надзору в сфере финансовых рынков)» в целях принятия в первом чтении.

В преддверии этого события профильные комитеты (Комитет Государственной думы по финансовому рынку, Комитет Государственной думы по вопросам собственности иКомитет Государственной думы по бюджету и налогам) дали свои заключения на законопроект № 249469‑6, более известный как проект закона о «мегарегуляторе».

Проанализировав содержание указанных заключений, Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека как федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере защиты прав потребителей, а также в соответствии со статьей 40 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее – Закон № 2300-1) единственный в Российской Федерации орган власти, уполномоченный на осуществление федерального государственного надзора в области защиты прав потребителей, считает необходимым дать оценку предложениям Комитета Государственной думы по финансовому рынку, назначенного ответственным за работу над проектом (пункт 111 протокола заседания Совета Государственной думы от 8 апреля 2013 г. № 86).

В частности, в пункте 5 заключения Комитета Государственной думы по финансовому рынку от 13 мая 2013 г. № 41/3 на проект федерального закона № 249469‑6 (далее – Заключение) предлагается «расширить компетенцию единого регулятора на финансовом рынке вопросами защиты прав и интересов физических лиц – не только потребителей страховых, инвестиционных и иных финансовых услуг но и потребителей банковских услуг».

Подобное предложение свидетельствует не только о недостаточной проработанности Заключения, но и о незнании авторами основ государственной политики в области контроля и надзора (этот вывод, собственно, напрашивается и из амбициозно-фантазийного содержания пункта 7 Заключения, явно не соответствующего уровню рассматриваемого законопроекта).

Так, следуя логике Комитета Государственной думы по финансовому рынку, «красной строкой» проходящей по всему Заключению и сводящейся к выделению финансового сектора рынка в некий самостоятельный и независимый объект регулирования, в дальнейшем можно будет определить «мегарегулятора», решающего абсолютно все вопросы в своем секторе - на строительном рынке, на туристическом рынке, в конце концов, на оптовом или розничном рынке любого из московских торговых комплексов.

Между тем, концепция государственного контроля и надзора на рынке изначально построена не на частностях, а на межотраслевом принципе, имея в своей основе не экономические, а юридические (регулятивные) аспекты гражданского оборота в Российской Федерации по отдельным сферам общественных отношений – это однозначно закреплено положениями Федерального закона от 26 декабря 2008 г. № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» (далее – Закон № 294-ФЗ).

При этом то, что положения Закона № 294-ФЗ в части порядка организации и проведения проверок не применяются при осуществлении банковского (пруденциального) надзора, страхового надзора и контроля на финансовых рынках (подпункты 9-11 пункта 3.1 статьи 1 Закона № 294-ФЗ) только подтверждают данное аксиомное обстоятельство, как любое исключение лишь подтверждает общее правило.

В настоящее время функции по защите прав и законных интересов потребителей финансовых услуг как часть системного обеспечения государством социальной защиты населения в Российской Федерации не сводится лишь только к проверкам и даже, в контексте аргументов Заключения, к вопросам «контроля», «надзора» и соотношения между ними (пункт 7 Заключения).

В соответствии с положениями пункта 1 статьи 17 Закона № 2300-1 защита прав потребителей как субъектов частного права осуществляется судом, в то время как федеральный государственный надзор в области защиты прав потребителей направлен, прежде всего, на защиту публичных интересов, опосредованных в виде обязательных требований (общественных правил, норм) законодательства Российской Федерации о защите прав потребителей, а также на предупреждение и пресечение нарушений таких требований.

При этом закон предусматривает возможность участия в судебной защите частного права гражданина как потребителя представителей государства и гражданского общества, а именно федеральных органов исполнительной власти в лице Роспотребнадзора и его территориальных органов, органов местного самоуправления, общественных объединений потребителей и органов прокуратуры (статьи 45-47 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, статьи 44, 45 и пункт 5 статьи 40 Закона № 2300-1).

Очевидно, что Центральный банк Российской Федерации, будучи юридическим лицом, наделенным сугубо специальными государственными полномочиями (см. статью 75 Конституции Российской Федерации), при этом изначально не являясь по формальным признакам ни органом, ни общественной организацией, априори не попадает в перечень указанных субъектов.

Уже даже по этой причине передача Центральному банку Российской Федерации полномочий ФСФР России «по нормативно-правовому регулированию (без наделения правом представлять в Правительство Российской Федерации проекты федеральных законов и проекты нормативных правовых актов Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации), контролю и надзору в сфере финансовых рынков» (из пояснительной записки к законопроекту № 249469‑6), равно как и любые другие предложения по расширению полномочий Банка России не смогут сделать из него полноценный субъект потребительского законодательства и административного права в виде государственного органа без изменения его сутевого статуса и назначения, определенных статьями 1 и 3 Федерального закона от 10 июля 2002 г. № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)».

Таким образом, по мнению Роспотребнадзора, необдуманные предложения Комитета Государственной думы по финансовому рынку относительно перспектив «совершенствования» законодательного регулирования правоотношений в финансовой сфере в действительности несут в себе угрозу снижения правовой защищенности потребителей.

Между тем, значимость такой защищенности резко повысилась и остается суперактуальной во всем мире уже в течение нескольких лет, начиная с кризиса 2008 года - на фоне продолжающейся дестабилизации (в частности, в виде непрогнозируемой волатильности) финансового рынка в целом.